ДНК показала, что жирафы — это не один вид, а четыре

У oднoгo изо сaмыx интeрeсныx живoтныx Aфрики eсть сeкрeт. Гeнeтичeский aнaлиз пoкaзaл, чтo жирaф —   этo нe oдин сорт, a чeтырe рaзныx. Тaкoй вывoд мoжeт в кoрнe измeнить пoдxoд зaщитникoв природных ресурсов к сим животным. Ранее ученые делили жирафов на самую малость подвидов на основе их окраса и места обитания. При всем при том ближайшее рассмотрение их генов показало, что жирафы ведь должны быть разделены на четыре отдельные родословные, которые никак не скрещиваются в дикой природе. Предыдущие генетические исследования показывали, ась? действительно существуют дискретные популяции жирафов, которые самобытно контактируют, но впервые исследование позволило выявить различия бери уровне видов, говорит Аксель Янке, генетик изо Университета Гете во Франкфурте, Германия, старший писатель исследования. «Вопрос на миллион долларов: что разделяло их в прошлом». Янке предполагает, ась? реки или другие физические барьеры могли высчитывать виды разделенными достаточно долго, чтобы появились новые. Исследователи предложили прийти на смену нынешнее название вида Giraffa camelopardalis четырьмя новыми: теплый жираф (G. giraffa), который водится преимущественно в Южной Африке, Намибии и Ботсване; жирафа Масаи (G. tippelskirchi) из Танзании, Кении и Замбии; ажурный жираф (G. reticulata), который водится в Кении, Сомали и южной Эфиопии; и полярный жираф (G. camelopardalis camelopardalis) из Эфиопии и Южного Судана. «Это поиски довольно убедительное», говорит Джордж Амато, консервационный биолог с Американского музея естественной истории в Нью-Йорке, каковой проводит обширные исследования генетики африканской дикой природы. «Я здравия желаю его и то, что оно добавляет к нашему пониманию, африканской биогеографии». Янке говорит, а эти выводы имеют очевидные последствия для сохранения вида: до сего времени виды жирафов должны быть защищены; особое уход нужно уделить северному и сетчатому жирафу. Каждый с этих видов включает меньше 10 000 особей. В соответствии с данным Фонда по сохранению жирафов, общее ноль жирафов сократилось с более чем 140 000 в конце 1990-х впредь до менее 80 000 сегодня, по большей части изо-за охоты и утраты места обитания. В поисках ясности
Впрочем применить новые результаты непосредственно к усилиям по сохранению может оказываться затруднительно. Генетики могут открывать новые виды, хотя не всегда понятно, что из этих открытий может помочь нам в защите животных. Амато отмечает сильные параллели среди жирафами и африканскими слонами, которых классифицировали как Водан вид, пока исследование 2010 года не обеспечило генетические доказательства того, кое-что их было на самом деле два: лесные слоны (Loxodonta cyclotis) и саванные слоны (Loxodonta africana). Буква находка увеличила число призывов к защите лесных слонов, которые оказалось не в такой мере. Тем не менее Международный союз охраны природы считает двойка вида слонов за один, опасаясь, что разложение (на множество членов) подвесит в неопределенное состояние гибриды лесных и саванных слонов. А фактические данное, показывающие, что многие популяции американских бизонов (Bison bison) включают небольшие количества ДНК с домашнего рогатого скота, вызвали озабоченность по поводу того, есть смысл ли вообще спасать полукровные стада, ведь они без- полностью дикие. Амато и другие биологи утверждают, который животные нуждаются в защите, потому что остаются экологично функциональными бизонами. Самый непосредственный эффект может продемонстрироваться в зоопарках, которые торгуют млекопитающими в селекционных целях: в данное время, когда исследователи определили отдельные виды, работникам зоопарка короче проще подыскивать соответствующую пару. Они были довлеет чему что широко распространены в своей среде обитания и мало заботили браконьеров. К ним относились делать за скольких к чему-то само собой разумеющемуся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *