Секрет вечной жизни точно скрывается в наших клетках

Гильгaмeш стaл свидeтeлeм смeрти свoeгo лучшeгo другa Энкиду и, oпaсaясь пoдoбнoй учaсти, oтпрaвился нa пoиски бeссмeртия. Пeрeмoтaйтe нa чeтырe тысячи лeт впeрeд крестик-минус стoлeтиe, и Гильгaмeш, извeстный и пo сeй дeнь, нeсмoтря нa прoшeдшee врeмя, был бы рaд узнaть, чтo сeгoдня мнoгиe зaнялись пoискoм дoлгoлeтия. SENS oзнaчaeт Strategies for Engineered Negligible Senescence. Сим тeрминoм дe Грeй oписывaeт ширoкий мaссив (из сeми, eсли тoчнo, пунктoв) мeдицинскиx вмешательств, которые могут вылечить или предотвратить различные типы молекулярных и клеточных повреждений, которые в конечном итоге приводят к возрастным заболеваниям по всей видимости рака и Альцгеймера. Не совсем мертвые, стареющие клетки перестают распадаться, но остаются метаболически активными, извергая все перспективы белков и других молекул, которые могут вызывать флюс и другие проблемы. Для молодого организма это неважный (=маловажный) проблема (и, вероятно, частичное поддержание общее биологической функциональности), потому здоровая иммунная система может с этим справиться. О мышах и людях
Исследователи по-видимому де Грея считают, что лечение клеточных основ старения может далеко не только предотвратить заболевание, но и значительно увеличить срок жизни человека. Насколько? Де Грей говорит, чего наука сделала большой шаг вперед за последние 15 планирование. Например, ученые научились копировать митохондриальную ДНК в копра. Митохондрии служат энергостанциями клетки, но крайне уязвимы в (видах мутаций, которые приводят к клеточной дегенерации. Другое шаг вперед, которого удалось добиться шесть лет назад, состояло в волюм, что ученые впервые выяснили, как убивать стареющие клетки. Сие открытие привело к новым экспериментам на мышах, которые показали, отчего удаление этих клеток —   тикающих бомб — предотвращало подвижка заболеваний и даже увеличивало срок жизни грызунов. В настоящий момент эту антивозрастную терапию вот-вот должны подвергать проверке на людях. «Думаю, высоки шансы, что я достигнем радикального омоложения мышей через шесть-восемь полет. Возможно, нам удастся взять мышей среднего возраста и усилить их продолжительность жизни, что на порядок сильнее, чем можно сделать сегодня». Вокруг да подле
Ричард Фарагер, профессор биогеронтологии из Университета Брайтона в Соединенном Королевстве, только что сделал открытие в лаборатории, связанное с омоложением стареющих клеток через химических компонентов, обнаруженных в шоколаде и красном вине. Спирт надеется применить свои находки к животным в будущем —   в данном случае к лошадям. «Нам фортуна улыбнулась получить финансирование от благотворительной организации на анализирование возможных методов лечения старых лошадей», говорит возлюбленный. «Думаю, это прекрасная идея. Многие аспекты физиологии, которые автор этих строк изучаем, у людей и лошадей похожи». В прошлом году Фарагер и его коллеги продемонстрировали в статье, опубликованной в BMC Cell Biology, кое-что химические вещества на основе ресвератрола, были способны реактивировать гистон, фактор сплайсинга, участвующий в регуляции генов. Химические вещества заставляли клетки подмолаживаться и делиться подобно молодым. «Если лечение сработало в системах старого пиндос, я уверен, что их можно перенести на клинические испытания в людях», говори Фарагер. «Время —   вопрос исключительно небедный. При нормальном финансировании клинические испытания можно было бы прочеркнуть за пять лет». Время — деньги, деньги — период
Фарагер утверждает, что последние прорывы связаны безвыгодный с тем, что появились новые технологии вроде искусственного интеллекта возможно ли метода редактирования генов CRISPR, а со сдвигом парадигмы понимания клеточного старения. Разрешение (вопроса «проблемы старения» —   вопрос не технологий, а денег. «Честно говоря, другой раз ИИ и CRISPR удалят кистозный фиброз, мышечную дистрофию Дюшенна неужели синдром Гоше, я гораздо более охотно послушаю рассказы об удивительном прогрессе. Я верю в самое мощное технологическое раз из всех: деньги». Де Грей более действительно относится к роли, которую сыграют технологии в стремлении одержать победу старение. «Особенность в том, что нам потребуются все на свете эти технологии, потому что придется чинить видимо-нев разных типов повреждений, каждый из которых требует особенного подхода». Деяние в крови
Стартап из Сан-Франциско считает, кое-что машины сыграют большую роль в поиске правильной комбинации факторов, которые приведут к долгой и здоровой жизни —   и потом в разработке препаратов, которые воспользуются этими открытиями. После мнению создателей стартапа, эти факторы могут вещать, сколько проживет человек. «Основное внимание в BioAge уделяется выявлению сих факторов в человеческих данных, охарактеризованию важных молекулярных путей, в которых они участвуют, а кроме использованию этих путей», говорит он. Компания предлагает обслуживание по криогенному замораживанию стволовых клеток, взятых изо костного мозга. В основе процедуры, по словам CEO Forever Labs Стивена Клауснитцера, лежит метатеория исследований, показывающих, что стволовые клетки могут состоять ключевым компонентом для восстановления поврежденных клеток. Сие связано с тем, что стволовые клетки могут идти вперед во множество других типов клеток и делиться чрезвычайно, чтобы пополнять другие клетки. Клауснитцер отмечает, яко тысячи клинических исследований рассматривают использование стволовых клеток для того лечения возрастных заболеваний. Однако у стволовых клеток унич свой срок годности, который обычно совпадает с возрастом, в котором множество. Ant. меньшинство людей начинают испытывать серьезные проблемы со здоровьем. Стволовые клетки, собранные с костного мозга в более раннем возрасте, потенциально могут гарантировать ресурс для лечения в будущем. «Мы твердо уверены, зачем, имея доступ к своим сокровенным запасам, вы сможете зимовать долгую и здоровую жизнь», говорит он. «Существует веская рычаг полагать, что если вы начнете поддерживать популяцию костного мозга, объем клеточных ядер в костном мозге, и пополнять ее в) такой степени, чтобы она не снижалась с возрастом, вы можете нацело избежать сердечно-сосудистые заболевания, инсульт и Альцгеймер». Равно как сохраненные стволовые клетки могут использоваться сегодня ради разработки методов лечения хронических болезней вроде остеоартрита. Только самые волнительные перспективы — и причина, по которой симпатия сам поместил свои 38-летние стволовые клетки в наслуд — лежат в методах лечения будущего, которые будут ставить на службу стволовые клетки. Осторожнее с бессмертием
Социальные последствия побольше долгоживущего человеческого вида — гадание на кофейной густее. Если многие из этих людей смогут квартировать здоровой жизнью в свои пожилые годы, можно кончайте избежать колоссальных трат на медицину и здравоохранение. Фарагер работает надо будущим, в котором важнее всего будет здоровье человека. «Чем длиннее будет продолжительность жизни, тем больше нам потребуется ревизовка рождаемости и тем меньше у нас будет новых умов. И который на самом деле хочет жить вечно? «В моей жизни были счастливые моменты, хотя и сильные разочарования также были. Никакие препараты далеко не вымоют из меня эти переживания», говорит Фарагер. «Я хлеще не смотрю в будущее с безграничным энтузиазмом и не думаю, а это кризис среднего возраста. Недаром так беда сколько «имморталистов» —   молодые люди. Им нужно быть осторожнее со своими желаниями».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *