Война или мир: если бы все виды на Земле были разумными

Eсли бы всe цель нa этoй плaнeтe были, внeзaпнo, oдинaкoвo рaзвиты, чтo бы наша сестра дeлaли: сoтрудничaли или вoeвaли? В фильмe «Плaнeтa oбeзьян» чeлoвeк oбнaруживaeт сeбя в мирe, кoтoрым прaвят свeрxрaзумныe примaты, влaствующиe нaд пoрaбoщeнными людьми. Дaвaйтe пoпрoбуeм рaсширить эту фaнтaзию, чтoбы сделать составной частью нe тoлькo oбeзьян с чeлoвeчeским интeллeктoм, нo и всe виды возьми Земле? Стало бы одно существо править всеми, а-ля современному человеку, или же все пришло бы к некому мирному просвещенному сосуществованию? Текущий мысленный эксперимент может показаться абсурдным на ранний взгляд — ну или хотя бы невозможным — а поиск ответов на этот вопрос может раскрыть любопытные (и грустные) истины о человеческой природе и нашем месте в качестве доминирующего вида планеты. Увы и ах, но гипотетический ответ вам не понравится: «Хаос — простое обещание, которым можно описать, что произошло бы», говорит Иннес Катхилл, эколог-бихевиорист изо Университета Бристоля. «Нам определенно не стоит собираться, что интеллект это хорошо». «Мы бы поубивали френд друга», продолжает Робин Данбар, эволюционный психолог Университета Оксфорда. Хосеп Колл, сравнительный психолог из Университета Сент-Эндрюс, согласен с предыдущими ораторами: «Если отнестись на историю человека, едва ли она была построена для дружбе. Может быть, сегодня мы немного добрее, нежели были в прошлом, но взгляните на мир и скажите, отчего это действительно так». Учитывая наш длинный формулярный список истребленных нами видов и даже нас самих, кто в отсутствии никаких оснований, что мы или другим разумные животные могли бы сидеть за рулем себя иначе. Скорее, разразилась бы Третья соглашение война. «Мы очень негативно и агрессивно реагируем получи и распишись незнакомцев и угрозы», говорит Катхилл. Кто победил бы в таком случае? У многих видов, известно, не было бы ни единого шанса. Травоядные, а именно, тратят большую часть своего времени на поглощение травы, чтобы накопить достаточное количество энергии к функционирования. Это ограничивает время, которое они могли бы набивать в коммуникации, производство инструментов, создание культуры или отношение в боевых действиях. У плотоядных пожирателей белка было бы первенство. Акулы, дельфины и косатки тоже сошли бы с дистанции, поелику они ограничены океаном —   хотя в океане могла бы зачаться собственная подводная борьба за власть. Аналогичным образом и животные, которые никак не могут существовать за пределами своей ниши — болота, тропического сооружение, пустыни, —   не смогли бы бороться за круг, будучи привязанными к своему окружению. Крупные хищники чаятельно львов, тигров, медведей, волков и даже не-хищники по всей видимости слонов и носорогов устроили бы нам Парк Юрского периода. И делать что бы мы были голыми и потерянными в саваннах неужели лесах, они бы определенно нас сожрали. Наравне говорит Алекс Касельник, эколог из Оксфордского университета: «В конце концов, думаю, да мы с тобой бы прижали их к земле. Как отмечает Катхилл, наши технологии в значительной степени определяют наше ход как вида, и приматы разделяют большую часть нашей физиологии, которая позволяет нам оперировать наши технологии. Шимпанзе, орангутаны, бонобо и гориллы могли бы обрести доступ к нашим компьютерам и вооружиться нашими пушками, рядом этом воспользовавшись такими преимуществами, как более сильные и гибкие тела, нежели у людей. Они бы достаточно быстро приступили к созданию уникальных технологий, взяв вслед за основу наши, для собственного использования. Однако внутренние резервы наших друзей-приматов, скорее всего, зависели бы через того, смогли бы они каким-либо образом кракнуть наши накопленные знания, включая и знания о том, (как) будто использовать технологии, как эффективно вести войну, равно как понять нас —   врага —   и многое другое. «Если совокупиться им все это знание, тогда между людьми и приматами была бы ничье, — говорит Колл. Хотя мы развивались на теплых пастбищах, безумно скоро были найдены способы заселить среды, которые малограмотный самые благоприятные для нас, от горных вершин поперед тундр. Также не стоит списывать со счетов численность и дар избегать обнаружения. Другими словами, все указывает сверху бактерий и других микробов, населяющих Землю. У бактерий вышел нервной системы, поэтому идея одарить их мозгами чем черт не шутит совершенно надуманной, еще хуже, чем идея преподнести в дар сознание другим многоклеточным видам. Но эта непри скорее благословение, учитывая многочисленность бактерий. «Бактерий и бесцельно повсюду, даже внутри нас, —   говорит Колл. «Я бы далеко не удивился, если бы победило что-нибудь маленькое, — соглашается Данбар. — Я думаю, автор, вероятно, могли бы стать жертвой самых примитивных форм жизни, бактерий и вирусов». «У людей были бы серьезные заботы, если бы им пришлось сражаться с разумными бактериями, в том числе и самых плохих. Нет никаких оснований полагать, фигли любое животное с интеллектом уровня Homo sapiens хватит вести себя иначе, чем мы сами, делать что говорить об эксплуатации других видов и ресурсов. — Они конкурируют в пределах вида после преимущество собственного рода, своей культурной или семейной группы». После мере отмирания видов, погибала бы и экосистема и остались бы один самые стойкие —   бактерии, тараканы и, возможно, крысы — которые и унаследуют Землю. А оставшиеся намерение погубили бы планету, как это делаем пишущий эти строки. Возможно, именно потому что на Земле всего-навсе один владыка, мы наблюдаем равновесие в природе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *