Женщина, живущая с аллергией на воду

Рэйчeл прoсыпaeтся и пьёт нетто яд, oбжигaющий ee сильнee oстрoгo пeрцa чили. Пo мeрe тoгo, кaк oн мeдлeннo стeкaeт долу пo ee гoрлу, oнa чувствуeт, кaк всe ee тeлo пoкрывaeтся вoлдырями внутри. Пoзжe эти крoвяныe рaны нaчнут чeсaться. Тaк прoxoдит ee утрo. Днeм этoт зелье мoжeт нaчaть пaдaть с нeбa. Этo знaчит, чтo o тoм, чтoбы нет чего/кого. Ant. начаться нa улицу, придётся зaбыть. Прo рaзвлeчeния врoдe бaссeйнa нeльзя хотя (бы) мечтать. Нет, это не сюжет новой книги Стивена Кинга. Сие мир Рэйчел Уорик, которая живёт с аллергией сверху воду. Я так сильно устаю, что мне доводится долго сидеть, чтобы боль утихла,- говорит возлюбленная. -Мне хочется плакать, но если я заплачу, мое рожа опухнет». Ее состояние называется «аквагенная строфулус». Чтобы понять каково это — найдите купина неопалимая жгучей крапивы и облизните его. Даже девиз NASA до поиску внеземной жизни — «следуй за водным путем». По крайней мере 60% человеческого тела состоит изо воды, в среднем во взрослом человеке весом 70 кило её около 40 литров. Для начала хозяйка по себе вода в организме не является проблемой интересах Рэйчел. В итоге все, что остается мне, — помириться с этим», — комментирует Рэйчел. С самого начала ее недомогание казалось сложным для понимания как ученым, в) такой степени и людям, далеким от науки. Чисто технически сие состояние даже не является аллергией, так делать за скольких оно вызвано иммунным ответом на то, фигли находится в самом организме, а не чрезмерной реакцией бери что-то чуждое для организма. Вот одна изо первых теорий относительно того, как это происходит. Растворитель взаимодействует с внешним слоем кожи, состоящим по большей части изо отмерших клеток и жирной субстанции, поддерживающей влажность. В ведь же время, если полностью удалить верхний шелуха кожи, реакция пройдет нормально. Что бы ни являлось причиной, за словам Маркуса Маурера, дерматолога, основавшего в Германии Запас «Европейский центр аллергологии» (European Centre for Allergy Foundation), сия разрушительная болезнь может калечить жизни людей. Больные могут неусыпно пребывать в состоянии депрессии или тревоги, постоянно думая токмо о том, когда же наступит следующий приступ. «Делать что рассматривать то, как сильно эта болезнь влияет в качество жизни, это одно из самых худших кожных заболеваний», — комментирует лекарь. Рэйчел было 12 лет, когда ей поставили диагноз. Позднее купания выступила сыпь. «Мой доктор выслушал меня и сказал: “Я думаю, у тебя во такая болезнь”. Тогда ее не направили возьми обследование. «Обычно в таких случаях делают следующее: сохраняют высокую мокрота в районе верхней части тела в течение получаса и наблюдают ради реакцией организма», — говорит она. Выжить с таким заболеванием позволено, но можно ли назвать выживание жизнью? В обложной дождь или снег у Рэйчел нет шансов покинуть здание. Повседневные дела, например умывание, с Рэйчел разделяет ее человек, который ухаживает за ней постоянно. Что касается принятия ванной — симпатия делает это лишь раз в неделю. Для того с целью избежать потения, она носит легкую одежду и избегает любых физических нагрузок. На правах и другие люди в подобном состоянии, Рэйчел пьет вдоволь молока, так как реакция на молоко без- такая ужасная, как на простую воду. Для данный момент стандартным лечением является прием антигистаминных препаратов. Около нормальной иммунной реакции гистамины очень полезны — они повышают недолговечность кровеносных сосудов, что позволяет пропустить достаточное число белых кровяных телец для защиты от ненужных микробов. В так же время гистамин активирует «рецепторы липучка», чья единственная задача — вызвать непреодолимое чесаться. В теории антигистамины должны срабатывать каждый в одно прекрасное время. На практике же все происходит иначе. В 2014 году Рэйчел ездила в Берлин, дабы принять участие в съемках документального фильма, и врачи предложили ей постулировать высокую дозу антигистаминных препаратов. После терапии они проверили эффект, погрузив Рэйчел в бассейн. Лекарство не сработало. «Немного погодя этого теста я чесалась как безумная», — говорит симпатия. В течение многих лет антигистамины были единственным вариантом. Потом в 2008 году у Маурера и его коллег появилась намерение. «Мы не для того стали развивать мастоциты, чтобы страдать от крапивницы. Так как будто же заставляет их причинять нам такой разор. Ant. польза?», — говорит он. Поэтому что-то другое следует сбивать их с верного пути. Из лабораторных исследований ученые сделали следующие выводы. «Чем того чтобы реагировать на что-либо наружи, эти антитела вырабатывают IgE в ответ на что-в таком случае внутри человека», — говорит Маурер. Все, яко было нужно, — это препарат, который блокировал бы операция IgE. Препарат “омализумаб” был изначально создан для лечения астмы. «Егда мы сказали: “Мы хотим использовать это противоаллергическое прополис на своих пациентах”, в фармацевтической компании задали логичный запрос: “Почему же вы решили так поступить? Сие ведь не аллергия, как это, по-вашему, сработает?”», — вспоминает Маурер. Позже того, как последний скептик был переубежден, в августе 2009 возраст они проверили свою идею на практике. Держи протяжении трех лет при малейшем прикосновении получи и распишись ее теле появлялась зудящая сыпь. Ситуация была столь плачевной, что симптомы давали о себе знать аж при расчесывании волос или переодевании. Спустя лишь лишь неделю лечения, симптомы женщины заметно уменьшились. Одним изо первых пациентов Маурера был молодой профессор, страдавший аллергией возьми собственный пот. Капля пота на лбу искажала весь век лицо профессора. «Он был буквально будь по-вашему отказаться от его научной карьеры», — говорит Маурер. Позднее недели лечения омализумабом он стал абсолютно другим человеком. Вона в этом месте должен быть хеппи-энд. Так нет. Это лекарство предназначено для астматиков, а используется «никак не по назначению». В результате большинство учреждений, предоставляющих медицинские служба — от страховых компаний до Национальной системы здравоохранения Великобритании — никак не будут платить за эти лекарства до тех пор, настоящее) время ситуация не изменится. Приобрести это лекарство дозволительно, но вот стоить оно будет около 1000 евро в месяцок. Ей придется подождать, ведь найти достаточно пациентов чтобы испытаний может быть проблематично. Согласно этим подсчетам, нате нашей планете существует всего лишь 32 человека с таким заболеванием. «У нас кушать большая команда специалистов, к нам поступает более 2000 больных крапивницей весь круг год. И при этом всего лишь у трех изо них аквагенная крапивница», — поясняет Маурер. Опять-таки одной ложкой дегтя стал патент на произведение, сроки которого истекают. Соответственно, и на клинические испытания средств без усилий нет. В связи с этим, убедить компанию вложиться в испытания — непосильная головоломка. «Испытания, скорее всего, не состоятся», — комментирует Маурер. Новартис (швейцарская фармацевтическая компанийка, которая производит препарат “ксолар” для лечения астмы) подтверждает, в их ожидание не входит расширение круга покупателей до больных крапивницей. Впоследствии десятилетий исследований, которые прошли в попытках победить загадочную хворание, камнем преткновения стала не наука, а формальность экономического характера. Т. е. вы думаете — что бы Рэйчел сделала, чисто только она приняла бы эффективное средство ото ее недуга? Все просто. «Я бы хотела удаться поплавать в бассейне. Или потанцевать под дождем», — мечтает возлюбленная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *